Эхо из прошлого. Глава 1 - 5.

Глава 1

Осень тихонько шуршала опавшими листьями под ногами Лорены. Она шла, глядя то себе
под ноги, разглядывая разноцветные опавшие листья, то просто смотрела в никуда, ее
взгляд словно пронизывал дома, людей, машины и деревья. Лорена шла ни о чем не
думая, не зная куда, не зная зачем. Ее никто не ждал, и она никого не ждала.

Ее волосы рассыпались по плечам, каблучки выстукивали какую-то свою, только им
понятную песню. Прохожие бросали на нее восхищенные взгляды. Но она просто шла
погруженная в себя, свои мысли, свои воспоминания.

Лорена любила гулять в одиночестве по городу, никого и ничего не замечая, созерцая
лишь природу и звуки города, вводящие ее в некий транс. Было одно место, которое она
очень любила. Это был парк на холме, с множеством красивых, зеленых лестниц, увитых
плющом. Вечером, это место казалось особенно сказочным. Фигурки из растений, при
ночном свете луны, отбрасывали причудливые тени. Тишина оглушала. А днем пение
птиц умиротворяло и завораживало.

Лорена нагнулась и подняла красно-желтый, замысловатой формы, лист, только что
упавший к ее ногам. Она покрутила его в руках и потом, улыбнувшись, подняла еще
несколько листочков. В ее руках оказался довольно привлекательный букетик.

Она вспомнила, как сначала места себе не находила вдали от семьи, друзей, знакомых. Но
прошло полгода, и от прошлых воспоминаний остались такие же причудливые весьма
размытые тени, как в парке от деревьев. В ее подсознании они больше не находили
отклика.

Любимым занятием Лорены было чтение. Сколько себя помнила, она постоянно держала
в руках книги. И скорее всего именно поэтому, Лорена решила устроиться на работу в
огромную старинную библиотеку. Это было величественное здание в самом центре
города, в нем было 4 этажа, и огромные красиво отделанные лестницы с резными
перилами. Она работала на последнем этаже, и часто любила смотреть в окно на вечно
суетящихся и спешащих куда-то людей, то и дело снующих через дорогу и обратно.
Лорена могла сидеть часами, и смотреть в одну точку, особенно, когда не было
посетителей. В эти моменты перед ее глазами могли пролетать картины прошлого, и тогда
она резко вставала, и шла искать новую интересную книгу.

Как-то в дождливый пасмурный день, она сидела на столом и смотрела на играющее
пламя толстой темно-зеленой свечи. Из-за начавшейся грозы, не было света, и поэтому
пришлось зажечь свечу. Но Лорене было в этот момент хорошо и уютно. Там, за окном,
выстукивал свою музыку дождь, и соревновался в этом с ветром. А здесь, было тепло и
спокойно. Лорена сидела и разглядывала причудливые тени на стенах. Вот загадочно
мерцающее пламя от свечи отбросило на противоположную стену пляшущую
огромную тень, как будто это был какой-то человек. Лорена засмотрелась на эту тень и
вздрогнула, когда услышала резкий звук открывшейся двери.

Лорена обернулась и увидела, как в ее комнату вошел человек. Он снял шляпу, с которой
скатились мокрые капли на пол, и только после этого Лорена немного пришла в себя.
Внезапно она почувствовала раздражение к этому незнакомцу, так нагло нарушившего ее
мирное существование.

Лорена никак не могла понять, как он тут оказался, ведь время работы с клиентами давно
закончилось. Лорена сказала глухим, почти режущим низким голосом:

- Если вы сейчас же не уйдете, то я вызову полицию!

Мужчина тут же заговорил довольно приятным, спокойным голосом. Он сказал, что весь
день искал именно эту библиотеку, но поскольку приехал поздно, в темноте не мог
сориентироваться, и дождь, который шел весь день, замедлил поиски. Прохожих было
мало, и ему никто не мог толком объяснить куда ехать.

- И вот когда я наконец-то нашел вашу библиотеку, я увидел, что дверь приоткрыта, и
зашел. Простите мне эту вольность. Дело в том, что я сюда приехал только вчера, и
впервые в Лиссабоне, не успел найти даже отель, где бы мог остановиться. Вы мне не
поможете? Может быть, подскажете, где находится ближайший отель?

Лорена окончательно пришла в себя и ответила:

- Да, конечно. Это старая часть города, и тут чуть ниже, есть много отелей, я напишу вам
несколько адресов .

- Спасибо вам большое. И спасибо, что не вызвали полицию, - хитро улыбнулся
незнакомец.
Лорена улыбнулась ему в ответ и начала искать справочник в столе. Она отчего-то
нервничала и у нее постоянно что-то падало. Еще ей не нравилось то, что в темноте, она
не видела толком лица незнакомца. Но он казался ей знакомым. Она бросала на него
любопытные мимолетные взгляды. Что-то в нем ей сильно напоминало о ком-то.
Очертания его лица, едва уловимые в темноте, напоминали ей о том, кого она прекрасно
знала, но вот кого, она никак не могла понять.

- Вы нервничаете? Не бойтесь, извините, что я так нечаянно вас напугал

- Напугали? Да бросьте, просто я немного рассеяна, а вы нарушили мой покой.

- Мне так неловко, извините еще раз.

В это время Лорена уже выписала 5 адресов и вручила их незнакомцу. Когда она подошла
к нему, чтобы отдать листок, отблеск от пламени свечи внезапно упал на его лицо, и он
вдруг сказал:

- Эммануэль. Приятно познакомиться

Лорена остолбенела от такого нахальства, но машинально произнесла свое имя:

- Лорена.

- Какое красивое редкое имя. Лорена, - произнес он так, будто пробовал его на вкус, а
потом произнес, - уже поздно, ваш рабочий день подошел к концу, на улице дождливо и
темно, может быть вас подвести?

- Спасибо, но не стоит. У меня все равно нет с собой зонта, так что я могу заночевать и
тут.
- Вы боитесь дождя?

- Вовсе нет, я люблю дождь.

- Как же я сразу не догадался, вам просто не очень хочется идти по темным улицам в
обществе незнакомца?

- Вы застали меня врасплох, мне трудно собраться с мыслями, конечно дело не в этом. Но
если вы намекаете, на то, что я вас боюсь, то вы ошибаетесь, я никого и ничего не боюсь.
А потом добавила как можно равнодушнее:

- После того, что произошло в моей жизни, мне уже нечего бояться.

И тут мгновенно замолчала, поняв, что сказала лишнего. Потом произнесла:

- Да, пожалуй, я воспользуюсь вашим предложением выйти вместе, покажу вам отель,
чтоб вы очень долго его не искали, под этим проливным дождем.
Спускаясь по деревянной лестнице, чуть впереди незнакомца, Лорена возмутилась, как
Хильда могла забыть закрыть дверь. Но тут же остановилась, поняв, что это звучит
невежливо по отношению к Эммануэлю. Она почувствовала, что он заметил эту
неловкость, и чтоб замять недоразумение, сказала, что завтра библиотека будет закрыта,
так как завтра День независимости. И чтоб он приходил послезавтра. Он открыл ей дверь,
пропуская ее вперед, и они вышли под проливную стену дождя.

Глава 2.

Выйдя из библиотеки, они подошли к его машине. Машина была просто огромной.
Лорена вдруг задумалась. Перед ее глазами проплыло видение или это было
воспоминание. Она ехала по трассе, и не там свернула, дорога постепенно сужалась, и в
итоге съехав с широкой дороги, она оказалась в странном, напоминающем лес, месте.

Дальше ехать она не решилась, поскольку бензина оставалось не так много. Лорена взяла
фонарик, выключила фары и пошла осмотреться. Но стоило только ей выйти из машины,
как она увидела невдалеке свет. С той стороны, откуда она только что, приехала, очень
быстро приближался свет. Она поспешила обратно к машине. Но она не успела, та
машина промчалась мимо на огромной скорости, окатив ее волной воздуха, и вдруг резко
притормозила, и вернулась назад. Это была черная огромная для того времени, и редкая
коллекционная модель. Оттуда вышел человек в черном, и в темноте было лишь видно,
как блестят его глаза. Лорена проснулась. Сон был настолько ярким, что она помнила его,
все это время. Она долго ходила под впечатлением.

Эммануэль учтиво открыл ей дверцу и вывел ее таким образом из раздумий. Лорена села,
словно утонув в мягком кресле. Они проехали совсем немного, и Лорена заметила, что
дождь начал стихать. Когда они доехали до ее любимого парка, дождь совсем перестал.
Лорена предложила пройтись по парку, такой замечательный вечер, после дождя, все
кажется таким завораживающим, словно облитым серебром. От этого, все приобретает
еще более загадочный и фантастический вид.

Фонари отбрасывали длинные тени, шаги глухо звучали в тишине. Вряд ли кому-то сейчас
пришло бы в голову прогуляться по парку. После дождя воздух казалось, можно было
пить, таким невероятно чистым он был.

Эммануэль был в восторге от того, что предстало перед его глазами. Он улыбнулся:

- Вы прекрасно выбираете места для отдыха. В этом парке словно паришь, а не идешь.
Здесь просто невероятная энергетика, вы заметили?

- Конечно, - спокойно и задумчиво произнесла Лорена.

Они пошли внутрь парка. Дождь снова застучал по листьям. Но они не стали убегать и
прятаться от него, а наоборот, встали на перекрестке и смотрели на дождь, подняв головы
вверх. Он отражался серебряными струями в свете ночных фонарей и стекал по их лицам.
А потом дождь, словно устал от такого странного поведения людей и прекратился
окончательно.

А они продолжали спускаться и подниматься по фигурным лестницам, увитых плющом. И
им было все равно, что буквально какое-то время назад, они совершенно не были
знакомы. У них было такое чувство, что знакомы они очень и очень давно. Потом, они
пересекли парк и спустились к отелю. Лорена стала прощаться. Но Эммануэль стал
говорить, что не может отпустить ее одну. Она усмехнулась, и сказала, что спокойно
уедет на такси. Она указала на стоящее невдалеке одинокое такси.
Ему явно не хотелось расставаться, и он искал причину, чтобы хотя бы немного задержать
ее еще. Он произнес:

- Может быть, поужинаем, а потом вернемся через парк к моей машине, и я отвезу вас?

Лорена отрицательно качнула головой:

- Нет, в незнакомом городе, да еще и в темноте вам будет сложно найти проезд к отелю, а
утром вы быстро заберете свою машину. А мне ехать недалеко. Спасибо за приглашение,
но я вынуждена отказаться, мне завтра рано вставать, и я немного устала.

Он проводил ее до такси, и они попрощались.

Лорена жила в другой части старого города, совсем неподалеку, с другой стороны парка.
Это был прелестный зеленый частный райончик, очень живописный, тихий, спокойный.

Она жила в милом и очень уютном небольшом домике. Он стоял особняком в низине, и в
полукилометре от него не было других домов.

Неподалеку от дома, возвышался зеленый холм, а перед ним старая церковь. Ее колокола
то и дело возвещали о каком-то памятном дне или празднике. А чуть ниже дома с другой
его стороны была огромная, старинная оранжерея.

Лорена ее просто обожала. Она была огромной, светлой и полной самых разнообразных
цветов. В ней поддерживали в течение года всегда одинаковую температуру и влажность,
следили за освещением. И если ночью выглянуть в окно, то можно было увидеть, что
оранжерея освещает своим светом округу.

В ней было несколько этажей и Лорена часто любила там бывать. Ее старинные стены
просто ошеломляли. Замысловатые старинные каменные и маленькие деревянные
лестницы вели из одного помещения в другое. Все было украшено статуями, которые
Лорена очень любила рассматривать. Особенно она любила помещение с орхидеями. Эти
нежные цветы восхищали ее своей нежностью, красотой и ароматом.
Эммануэль поднимался по лестнице, в свой номер, на втором этаже и думал, как удачно
он познакомился с Лореной, видимо ему сопутствует удача, и все оказалось гораздо легче,
чем он себе представлял. Открыв дверь, он тут же включил свет и достал из чемодана
старую фотографию библиотеки, и с довольной улыбкой понял, что он не ошибся, и это
та самая библиотека, про которую ему рассказывал Бруно. По его рассказам серия
старинных книг, которая его интересовала, должны быть где-то в подвальном помещении
библиотеки. Эммануэль понимал, что без плана здания ему не обойтись, и начал
обдумывать, как бы менее подозрительно выудить эту информацию у Лорены.


Бруно попытался уснуть, но не мог. Яркий свет луны освещал все комнату, и он не мог на
нее не смотреть. Чем больше он смотрел на нее, тем больше впадал в состояние
прострации. Он смотрел стеклянными глазами на луну, а видел лишь желанное ему место.
Место, где было то, что он так искал.

Бруно не заметил, как медленно его окружили представляемые им визуальные образы, и
он предался глубокому сну.

Лорена зашла в дом. Она никак не могла поверить, что все это произошло с ней. Все было
как-то невероятно, стремительно, неожиданно. Она ведь давно дала себе слово никогда и
ни с кем больше не знакомиться. Как ее угораздило вляпаться в такую историю? Она
никак не могла взять это в толк. Она была раздражена, но слишком устала, чтоб терзаться
ненужными мыслями.

Она решила не выходить на работу после праздника, а побыть немного дома, чтобы это
недоразумение не имело продолжения. Но почему она все время так настойчиво
вспоминает о том сне? Она нервничала и неожиданно выронила из рук соломенную
корзину с цветами, которую непонятно когда взяла в руки и машинально переставляла с
места на место, но так и не могла найти ей места. Лорена села на кровать, поставила
корзину рядом, и взялась руками за голову, сжимая виски, пытаясь понять, что все это
значит. Что это было? Почему ее память так настойчиво ее возвращала к тому сну? Но
ведь во сне она видела точно такую же машину, она не могла спутать, сон был слишком
ярким, чтоб она могла забыть эту блестящую, черную машину и мужчину в темноте.
\Это, несомненно, был он. Она никак не могла понять такого стечения обстоятельств. Это
ее нервировало, потому что не было объяснения. И она не знала, как быть дальше со всем
этим. Но Лорена, подумав, решила не вспоминать о нем больше. Она просто сказала себе,
что это был знак, поэтому этого человека надо остерегаться вдвойне, и еще больше
утвердилась в решении, сказаться больной и не выходить на работу после праздника.

Глава 3.

Перед Эммануэлем стояла достаточно сложная задача. Ему нужно было найти серию
старинных книг и не просто найти, а вынести их из библиотеки незаметно. У него был
достаточно подробный план библиотеки, и ему нужно было обязательно туда попасть. А
потом ему нужно было срочно вернуться назад в Буэнос-Айрес.
Эммануэль задумался. Он вспомнил, как впервые в его жизни появился Бруно. Эммануэль
с Бруно были старинными приятелями. После учебы жизнь, как водится, развела их и вот
однажды, Бруно предстал перед ним в совершенно невменяемом состоянии. Он приехал к
нему в Каракас, при этом был страшно напуган и изможден. Они не виделись со времени
учебы, но на просьбу Бруно о помощи, Эммануэль не мог ответить отказом. В то время
они были очень дружны, и в знак старой дружбы он приютил у себя Бруно.
Бруно вел себя очень странно, но старался быть незаметным и вскоре Эммануэль
смирился с его странностями. Бруно выбрал комнату, которая располагалась на третьем
этаже, и практически не выходил оттуда. Лишь иногда, теплыми темными вечерами, он
спускался в сад, садился под старым скрипучим деревом в плетеное кресло-качалку и
сидел, там задумавшись, глядя в ночное небо почти до утра. Так продолжалось несколько
лет.
Эммануэль как мог, возвращал друга к жизни. Он ни о чем его не спрашивал, думая, что
эти расспросы могут его напугать и причинить боль. Он заметил, что у Бруно была просто
какая-то мания преследования. Он часто впадал в какой-то беспричинный и непонятно
откуда вдруг пришедший страх. Он ждал, когда Бруно сам ему все расскажет. Но на
правах радушного хозяина старался дать гостю свободу выбора.
Он понимал, что Бруно от кого-то скрывается, но кого и чего он боялся?
Стоило к Эммануэлю прийти кому-то в гости, Бруно тотчас запирался у себя и сидел там
так тихо, словно в комнате никого не было. После ухода гостей, из его комнаты еще долго
не доносилось ни единого звука. Он не был надоедливым гостем, пожалуй, наоборот. Если
не знать о его существовании, то вполне можно было о нем даже забыть. Настолько тихим
и незаметным он был. Он нисколько не мешал своим незаметным присутствием
Эммануэлю и тот, настолько привык к его такому странному присутствию, что уже даже
не считал его таким уж странным.

Окончательно убедился Эммануэль в том, что Бруно скрывается, когда случайно увидел у
него документы на чужое имя.

И все же однажды Бруно рассказал Эммануэлю, про эти книги. Он не вдавался в
подробности. Не сказал, откуда он о них знает, что это за книги, и каким образом, они
оказались там, где они были сейчас. Сказал лишь, что смысл его жизни в том, чтобы найти
эти книги и завершить одно какое-то очень важное дело из прошлой жизни. Да, он так и
сказал – из прошлой жизни. Он всегда называл ее прошлой.

Но по прошествии какого-то времени Бруно все же поведал Эммануэлю печальную
историю своей жизни. Эммануэль очень сочувствовал другу, он страстно захотел ему
помочь и загорелся желанием, найти эти книги, поскольку его это все тоже очень
заинтересовало. Но Бруно панически боялся выходить. Тогда Эммануэль решил взять это
на себя, и отправился в Лиссабон.

Тихая, густая ночь окутала Бруно, легла ему на плечи, черным бархатом. Вокруг стояла
тишина, лишь монотонно минорно напевал ветер, безумную, лишь ему понятную песню,
нарушая полную тишину. Бруно смотрел на макушки колышущихся деревьев, и ему
казалось, что это колышутся не ветви и листья, а само пространство, напоминая о своей
тонкой иллюзорности. Ему казалось, что в пространстве вот-вот появится дыра, и
наконец, засосет его туда, откуда он уже, никогда, не вернется в мир людей.
Он уже даже при огромном желании не мог вспомнить все то, что с ним происходило.
Начиная вспоминать те события, он моментально впадал в некий ступор и его глаза
закрывались, созерцая во внутреннем пространстве темноту... Он ничего не хотел больше
знать, он ничего не хотел больше видеть, он просто устал. Устал от жизни и людской
глупости. Устал от вечных преследований и скитаний.

Лишь только мысли о книгах немного приводили его в чувства. Он не знал, для чего ему
все это. Он только понимал, четко понимал одно, что он должен вернуть то, что
принадлежало ему. Принадлежало по праву. Он хотел найти это и успокоится.

Успокоится навсегда.

Эммануэль проснулся лишь к обеду. Он спал беспокойно, и ночь не принесла ему отдыха.
Он нехотя спустился поесть, и решил побродить по городу, чтобы собраться с мыслями и
обдумать свои дальнейшие действия. Он снял с вешалки свой длинный, кожаный плащ.
Взял шляпу, обул сапоги, и вышел из номера.

Купив карту города, он отправился в пешую прогулку. Он пошел через парк. Днем парк
казался другим... Он не был облит серебром дождя, что придавало ему некую
таинственность и загадочность. Но, тем не менее, парк привел его в полный восторг.
Осенние листья шептали о чем-то своем у него под ногами. Прекрасные лестницы, увитые
вечнозелеными растениями, казалось, манили под свою сень. Кое-где растения
образовывали арки, и с них стеками капельки дождя. Снова и снова в памяти всплывала
вчерашняя прогулка с Лореной. Ее грустные глаза, словно просвечивали сквозь голые
ветви. Он вспоминал ее задумчивую полуулыбку, отчего она казалась какой-то
призрачной и загадочной. И когда они смотрели на дождь, он заметил в ней что-то
невероятное, прекрасное и таинственное. Удивительная девушка.
А Лорена проснувшись, не спешила вставать с постели. Ей хотелось сегодня подольше
полежать в теплой уютной кроватке, понежиться и подумать. Но по своей природе она
была живая и очень подвижная, поэтому лежать долго, как ей хотелось, все же не
удалось. Она откинула одеяло и встала, потянувшись. Глянула в зеркало и улыбнулась
себе немного озорной улыбкой.

Она любила этот маленький и очень уютный домик. Все в нем было создано для
спокойной и тихой жизни. Все дышало покоем и умиротворением. Вокруг было тихо и
зелено. А сейчас, когда листья опадали с деревьев, все было словно залито золотом. И
лишь изредка в это великолепие словно врывались ярко красные и оранжевые пятна.
Наверное, за это Лорена так любила осень. За ее красоту, ее покой, и даже дожди. Они
несли в себе нечто невероятное. Но самое главное, они несли в себе словно какую-то
чистоту и покой.

Лорена оделась и решила позавтракать. Она налила себе мятный чай и достала,
приготовленные с вечера бутерброды. Позавтракав, она взяла огромное красное яблоко и
присела на диван.

Сколько ни гнала она мысли о вчерашнем незнакомце, они продолжали занимать ее. Ей
было интересно, где он сейчас, чем занимается, и долго ли он пробудет в городе.

Глава 4

Лорена очень редко доставала эту старинную шкатулку. Эта шкатулка, была шкатулкой ее
воспоминаний. Она обычно была спрятана на нижней полке шкафа, между вещами. В
редких случаях Лорена поддавалась желанию взять ее. В ней хранилось несколько
фотографий, дорогих ей мест, и ... людей. Некоторые из них, уже ушли из этой жизни.

Тяжело было вспоминать о событиях, хоть уже и прошедших, но очень страшных дней.
Несмотря на это, Лорена вытащила шкатулку и прислушалась к своим чувствам. Ей уже
не казалось все таким страшным.

Как часто Лорена сравнивала себя с опавшим листом. Этот лист, когда-то был жив, он
был зеленым и жил на родной ветке. Но пришла осень, подул ветер, и оторвал листок. И
он полетел, послушный порыву ветра, оторванный от своего дерева, которое питало его, в
свой последний путь. Он вроде бы все еще так же свеж, и жив. Но это только на первый
взгляд. Он оторван от дерева, и обратной дороги у него уже нет и никогда не будет. Ему
никогда больше не ожить. Так и душа Лорены, уходила все дальше в своих
воспоминаниях, постепенно расщепляя ее. Она была не нужна самой себе и жила по
инерции.

Она, как призрак ходила по темному Лиссабону, вслушиваясь в пустоту проезжающих
машин, людских голосов, шепота листвы, которую срывал ветер и бросал под ноги
прохожих. Но в этом действе она чувствовала некую гармонию. Она ощущала ее всем
своим существом. Сейчас как никогда в жизни.

Лорена достала шкатулку, лишь потому, что на днях ей приснилась Марсела. Она давно
ей не снилась. Но если она снилась, то всегда по делу, или чтобы дать советы Лорене во
сне. И только лишь во сне, Лорена не чувствовала себя такой одинокой. Ведь когда-то
именно Марсела посоветовала ей переехать в Лиссабон.

Однажды ей приснился дивный сон. Она стояла посреди огромного старого зала. Она не
могла понять, как тут оказалась и ощущала нарастающее беспокойство. И вдруг
открылась дверь в противоположной стене, и ей навстречу вышла Марсела. Она
улыбнулась одними губами, а глазами позвала за собой, вверх по лестнице.
Как она была прекрасна. От нее исходил некий фиолетовый ореол. Она смотрелась очень
нежно, невесомо, и как-то таинственно. Ее белоснежная кожа словно светилась изнутри, а
черные кудри, которые спадали с ее хрупких плеч, оттеняли цвет ее кожи еще больше.
Она была одета в черное элегантное платье. Оно облегало ее тонкую, словно точеную
фигурку. Однако она выглядела, не как всегда. Ее словно что-то очень беспокоило. Но
Лорена послушно пошла за ней, она привыкла ей доверяться. Она шла за ней, словно
завороженная, хотя и не ощущала ее присутствия... Она шла за ней, как за светом, этим
живительным лучиком надежды, лучиком, избавляющим от одиночества, за светом,
которого она не видела с тех пор, как...

Они поднялись наверх, и Лорена увидела огромное круглое окно почти под самым
потолком, и оттуда на ее лицо упал солнечный луч. Лорена от неожиданности
зажмурилась всего лишь на секундочку, а когда открыла глаза, Марселы уже не было.
Как-то Лорена гуляла по старому городу и вышла к библиотеке. Ее взгляд, сразу упал на
большое круглое окно. Она остановилась, как вкопанная и долго смотрела на него. Время
словно остановилось. Она, не ощущая себя, пошла в направлении старого здания. Этим
зданием, и оказалась библиотека, в которую она впоследствии устроилась на работу. Ее
там словно бы ждали. Едва она туда вошла, ей сразу же предложили свободное место,
которое ее устраивало как нельзя лучше.

Глава 5.

Бруно сидел в своей комнате уже несколько дней, и не спускался даже в сад. Лишь ночь
привлекала его. Он стоял у окна, или сидел, глядя на огонь в камине. И вдруг он услышал
глухой звук за окном. Тревожно оглянувшись, он прислушался. Что-то словно ухало за
окном, но звук был глухой и тревожный. Он осторожно подошел к окну и увидел то,
откуда шел этот звук. На ветке дерева прямо напротив его окна сидел огромный филин. В
свете луны он казался каким-то духом, неизвестно откуда взявшимся здесь. Он ухал своим
мистическим голосом, и наводил на некое беспокойство. Казалось, что он заглядывал в
окно. Его желтые глаза светились каким-то жутким огнем. Дрожь пробежала по телу
Бруно.

«Может это дурной знак?» - рассеяно подумал он. И, пошатываясь, отошел от окна.
Предчувствие. Оно не оставляло его. Этот филин, что это за знак? «Случится что-то
плохое», - подумал он с тоской.

Он снова подошел к окну. Филин все так же сидел напротив. Казалось, он смотрел на
Бруно с усмешкой. Бруно взмахнул рукой, пытаясь прогнать непрошеного гостя. Но тот
только ухнул еще раз, словно захохотал над его страхами, каким-то дьявольским смехом,
и тяжело взмахнув крыльями, взлетел с ветки. Он сначала словно направился к окну, но
потом, как будто передумав, описал круг и исчез в темноте ночи.
Лорена оделась и вышла из дому. Она никуда не собиралась идти. Но какое-то внутреннее
чувство, звало ее, тянуло, но куда? Она пыталась всеми силами заглушить его. Но у нее
мало что получалось и тогда, решив, что ей просто нужно пройтись по городу, подышать
его великолепием, подумать - она шагнула навстречу неизбежности.

В городе чувствовалось праздничное настроение. Не было постоянно суетящихся и
спешащих по делам прохожих. Горожане наслаждались отдыхом. Все как будто в
замедленном кадре было размеренным и сонным. Даже осеннее солнце сегодня словно бы
лениво выглядывало из-за туч. Но день обещал быть не по-осеннему теплым. От
вчерашнего ливня остались только прозрачные лужи, в которых отражался каждый луч
солнца. Мир содрогался в этом маленьком природном зеркале. Лорена шла по улице и
заглядывала в лужи, находя там отражения летящих в небе птиц, ярких, быстро плывущих
облаков, на встречу бесконечности. Они не думали о своем полете вникуда, а просто
плыли... Так и Лорена шла, ни о чем не думая, а лишь созерцая красоту этого мира. Она
вглядывалась в каждую его деталь и полностью себя ассоциировала со всем тем, на что
она смотрела, и это состояние вводило ее во все больший и больший транс.

Что тянуло ее сегодня из дому? Кого в этой толпе, идущих навстречу ей горожан, она
выискивала взглядом? Она гнала от себя приходящие ей на ум ненужные мысли, но они
почему-то все больше и больше наполняли ее разум. «Странно, - подумала, Лорена, -
отчего это беспокойство?»

Эммануэль ехал по городу, медленно разглядывая прохожих, наслаждаясь шикарными
видами Лиссабона. Но Эммануэля не занимал, ни их праздник, ни восторженное
настроение горожан, ни их великолепный город. Его в этом городе занимала одна-
единственная вещь. Но тут его мысли остановились, как бы споткнувшись. Одна?
Наверное, еще было что-то, или вернее это был кто-то. Это была та девушка, она со
вчерашнего вечера то и дело мелькала в его мыслях. Он, понимал, что хотел бы увидеть
ее. Он вдруг вспомнил, как она подставляла дождю свое задумчивое лицо, как дрожали ее
мокрые ресницы. Все в ней восхищало. И у него возникли странные ощущения, что он
должен ей в чем-то помочь, как будто Лорене угрожала какая-то опасность.
«Не мешало бы позвонить Бруно, - подумал Эммануэль, - обрадовать его тому, что я
нашел, то, что искал, да еще и познакомился с Лореной, которая по его плану поможет
ему получить то, зачем он приехал»...

Лорена шла, как обычно ни о чем не думая, смотря куда-то в пустоту, закручиваемая
невидимыми прозрачными спиралями, которые всегда ее вели к нужной цели. Но сейчас у
нее не было, ни цели, ни смысла в чем либо, ни желания, что-либо делать. Она ждала
лишь ночи, ведь только под ее темным покровом она начинала чувствовать себя в своей
среде. Обычно у людей много воспоминаний и мыслей, внутренних диалогов. У Лорены
были лишь воспоминания о чем-то стоящем. Но, то, что хотя бы что-то стоит у обычных
людей, для Лорены не имело никакого значения. Это были совсем иные ценности.
Она знала лишь одно, когда мир вокруг тебя рушится, ты вдруг начинаешь понимать, что
внутри тебя есть другой, только твой мир. И уж его разрушить не может никто и ничто,
только ты. Только ты хозяин своему миру. И Лорена предпочитала не впускать в свой мир
никого, она бережно оберегала его от вторжения посторонних. Она не была замкнутой и
нелюдимой, нет. Просто ее мир иногда поглощал ее настолько глубоко, что она
полностью могла отречься от этого иллюзорного мира, что был вокруг нее.

Из глубокой задумчивости Лорену вывел сигнал автомобиля. Она вздрогнула, и
оглянулась. Сердце словно остановилось, и перехватило дыхание. При свете дня его глаза
показались ей невыразимо глубокими. Он был очень красив. Эммануэль виновато
улыбнулся:

- Кажется, я снова вас напугал, простите меня, пожалуйста. Но я так обрадовался, когда
среди этих незнакомых лиц чужого города, увидел вас. Это просто чудо. Садитесь,
поедем, покатаемся.

Лорена не успела ничего сообразить, как уже сидела рядом с ним в машине. Из транса по-
прежнему не удавалось выйти, но это было не важно. В машине ей понравилось созерцать
намного больше.

- Такой теплый осенний день, я не мог не выехать, чтобы осмотреть
достопримечательности, в вашем городе очень приятная атмосфера.

- Этот город такой же мой, как и ваш. Я тут живу относительно недавно, но вы правы, тут
очень сильная и чистая энергетика, мыслей почти не возникает, когда хочется побродить
по темным улицам и в этом состоянии можно впасть в динамичную медитацию, если вы,
конечно, знаете, что это такое.

- Медитации, конечно. Мой друг, который временно живет у меня, постоянно медитирует,
можно сказать сутками, мне стало интересно узнать, что это такое, и он меня научил. Я
часто медитирую, это мне очень помогает ощущать себя более гармонично, в жизни. К
тому же после этого произошел ряд событий, после которых я стал замечать
качественные улучшения на всех уровнях. Даже удивительно, что вы тоже этим
занимаетесь, ведь это не распространено.

- Что я слышу... Я приятно удивлена, Эммануэль.

-----------

Быстрым шагом Бруно шел за бумагами в то место, где он с коллегами по работе, и
лучшими друзьями проводил свободное время. Это было что-то в виде тайного убежища.
Когда он подходил к переулку частного сектора, он почувствовал дым от костра и понял,
что кто-то есть. Они любили разжигать огонь и смотреть на него, общаясь между собой о
важных для них делах.

Дверь была открыта, он увидел, что у костра сидела Антия, и смотрела куда-то в
сторону. Блики от костра играли в ее волосах, отчего она казалась очень загадочной. Он
залюбовался.

Потом так, чтоб не тревожить Антию, он решил пройти в дом, но когда проходил мимо
нее, не выдержал и положил руку ей на плечо. Она вздрогнула, но увидев Бруно,
улыбнулась, и вздохнула с облегчением.

- Ты пришел за документами?

- Да, где они? Они на месте?

Антия так посмотрела на Бруно, что у него по коже побежали мурашки, он все понял, но
все еще на что-то надеясь, кинулся в дом, и не обнаружил в сейфе ровным счетом
ничего... Он выбежал и каким-то совершенно диким и потусторонним взглядом и
посмотрел на тлеющий костер...

- Зачем ты это сделала?!

По щеке Антии стекла слеза. Она, молча, смотрела в сторону, а ветер играл ее волосами.

Бруно сел рядом и приобнял ее.

- Извини, Бруно, но я должна была это сделать.

- Почему, скажи почему, зачем ты это сделала?

- Я должна была это сделать. Ты же видишь, они не шутят, они не отстанут. Ты хотел,
чтоб они получили их?

- А ты думаешь, так они отстанут? - задумчиво сказал Бруно....

- Думаю, нет. Но я скажу им, что бумаг больше нет. Попытка не пытка, не убьют же они
нас за этого.

- Я бы на твоем месте не был так уверен в этом. Я не думаю, что они поверят в то, что ты
сожгла бумаги.

- Мы должны уехать, срочно, - с мольбой посмотрела она в его глаза.

- Боюсь, другого выхода ты нам не оставила. Надо срочно предупредить Марселу.

- Со вчерашнего дня не могу связаться с ней. Надеюсь с ней все в порядке, поехали сейчас
к ней?

Бруно резко встал и помог Антии подняться со скамейки. Они бегом бросились к дому,
быстро закрыли его, и вскоре скрылись в темной улочке.